Задушивший мать полицейский уволен задним числом

23-летний младший сердант Владимир Корсаков рассказал в эксклюзивном интервью Life News о днях, предшествовавших трагедии.

В 2010 году перед самыми новогодними праздниками матери Корсакова врачи поставили страшный диагноз: рак молочной железы, и с того момента жизнь подмосковного семейства превратилась в кошмар, завершившийся смертью женщины и решением ГУ МВД Московской области уволить сотрудника-убийцу.

Бывшие сотрудник ППС утверждает, что руководство сделало это уже после того, как он убил мать. Но дату в приказе поставили на день раньше, чтобы не уронить честь мундира.

— В декабре у мамы на обследовании выявили онкологию, — рассказывает Life News Владимир Корсаков. — Она слегла практически сразу, и больше уже не вставала. А я в семье один — ни братьев, ни сестер.

Опухоль разрасталась, и никакие медикаменты были не в силах этому помешать.

— Сначала отняли одну грудь, — говорит экс-полицейский. — Потом пошли метастазы, а вместе с ними пришла и боль, появились и другие болезни. Началась водянка. На дому уколы маме не делали — только в больнице предлагали проколоть, а она у меня нетранспонтабельная была.

Владимир, как мог, стремился облегчить страдания близкого человека, подарить внимание и уход. Большего в условиях небогатой полицейской семьи он обеспечить был не в состоянии.

— Маму надо было перевезти в больницу, — вспоминает Владимир об одном из самых страшных эпизодов этой эпопеи. — Но она настолько исхудала, что когда я попробовал поднять ее на руки, стало слышно, как хрустят ее кости, словно сухие ветки.

Наверняка о многом Владимир просто стесняется упоминать. Вряд ли вся эта история может быть поводом для гордости, для кого бы то ни было.

Товарищ Владимира по ППС его тезка Владимир Быстров вспоминает такой случай:

— Однажды на разводе в милиции Корсакову так и объявили: «У тебя мать пыталась вены перерезать».

Владимир тогда сорвался, к ней. Как всегда.

Лишь в пятницу 11 ноября наступила развязка: сын внял просьбе матери и задушил ее, положив конец мучениям больной раком женщины.

— Теперь будет уголовное дело, — говорит Корсаков. — Из полиции меня уволили… «задним числом». Говорят теперь «закроют».