Туристы губят достопримечательности Санкт-Петербурга

Специальный маршрут в Санкт-Петербурге ведет туристов к памятникам, которые страдают от рук «любителей» искусства. Почти у каждого петербургского монумента есть отметки о пребывании вандалов. Большой вред достопримечательностям приносят городские легенды.

Побить печальный рекорд по количеству покушений со стороны вандалов, поставленный чугунными грифонами, может разве что бронзовый Чижик-Пыжик. С постоянством, достойным лучшего применения, петербуржцы и гости города скоблят позолоту с крыльев, заталкивают внутрь записки и фантики и разрисовывают мифические существа. У городских служб при упоминании Банковского мостика надолго портится настроение. «Там есть две беды, — рассказывает Юлия Логинова, заведующая службой по текущему уходу и содержанию памятников Государственного музея городской скульптуры. — Первая — это крылья, за которые хватаются и «отрывают» бронзу, из-за чего постоянно возникают трещины в местах сломов. Вторая проблема — это граффити, которые постоянно появляются, сколько бы мы их не удаляли. В этом году мы решили снять и перекрасить постаменты, это единственный способ, потому что такие многочисленные закраски иначе уже ничем не удаляются».

Существенный вред грифонам наносят, сами того не ведая, и вполне законопослушные туристы. И вина, как правило, лежит на экскурсоводах. «Подъезжает автобус, выходят экскурсанты, гид говорит: вот милые грифончики, потрите ладошками их золотые крылышки, будете всегда богатыми», — говорит экскурсовод Игорь Воеводский. Как оказалось, турфирмы наперебой предлагают экскурсии по мистическим местам Петербурга, где, по городским легендам, можно загадать желание. Гиды с энтузиазмом рассказывают, показывают, а чаще всего — сами на месте придумывают, где у памятника надо потереть, что потрогать и куда забраться.

У туристов сказочные истории вызывают приступ нездорового оживления. Одна из подобных баек нередко рассказывается у памятника Петру Первому: стоит, якобы, потереть пятку моряку с этого бронзового барельефа — и никогда не утонешь. «Зачем — не знаем, но примета есть такая, — говорят туристы Олеся Коложекова и Анастасия Лыпова. — Примету сказала подружка, которая живет здесь. Теперь вот я привела свою подружку». Профессиональных экскурсоводов такое современное мифотворчество возмущает, а исполнительность и доверчивость туристов — удивляет. Впрочем, не меньше, чем абсурдность некоторых поверий.

Отдельным скульптурам, чтобы остаться без верхнего защитного слоя, не нужны даже легенды. Яркий пример — памятник Пржевальскому в Александровском саду. До фигуры русского путешественника туристам, конечно, не дотянуться, поэтому за него «отдувается» бронзовый верблюд. «Стерт до блеска уже не только верхний слой, не только патина, но уже и сам металл, — сетует Игорь Воеводский, экскурсовод. — Металл разрушается, на него попадает влага, а зимой, замерзая, она может разорвать этот замечательный материал, который кажется таким прочным».

Как совладать с суеверными туристами? Как дать реставраторам возможность сохранять то, что повредило время и климат, а не люди? Тут специалисты едины во мнении. Хрупкие мифы Петербурга — это его история и литература. Их невозможно схватить грубыми руками. Только глазами, умом и сердцем.