“Лесные” следы ведут в парламент

Устранение неугодных сотрудников средств массовой информации, к сожалению, стало обыденностью для Дагестана. Часто преступления против работников прессы списываются на участников вооруженного подполья. Однако, по мнению видного журналиста Орхана Джемаля, не все так просто в этих делах…

На Кавказе убийства журналистов традиционно списываются на «лесных». Это было очень удобно, в свое время дагестанский идеолог боевиков Ясин Расулов объявил работников вражеского агитпропа «дозволенной целью», а раз так, то и расследовать ничего не надо.

Убит в Нальчике телеведущий Казбек Геккиев – «лес», убит председатель ГТРК «Дагестан» Гаджи Абашилов, – «лес», убит в Махачкале владелец газеты «Черновик» Гаджимурат Камалов – «лес», убит зам. Главреда аварской газеты «Истина» Малик Ахмедилов, то же «лес». Список этот можно продолжать довольно долго.

Однако именно убийство Ахмедилова сдвинулось с мертвой точки, ленты новостей пестрят сообщениями об аресте двух безработных, которые «из личной неприязни» летом 2009-го бахнули из дробовика в живот жкрналисту, убийцы в содеянном сознались и нет ни каких упоминаний об их связи с подпольем.

Это то, что на поверхности, а если навести на личности арестованных зум.

На самом деле первого подозреваемого Мурада Шуайбова арестовали еще в осенью прошлого года, по сообщению источников в МВД Дагестана он подозревается не только в убийстве Малика Ахмедилова но и Гаджимурада Камалова.

Сейчас же в Ставрополе взяли второго, Ису Абдурахманова, который отнюдь не безработный а шофер депутата дагестанского парламента Шамиля Исаева, по крайней мере был таковым на момент совершения преступления.

Покойный Малик Ахмедилов работал не только в газете «Истина» (издании стоящей на платформе «традиционного» ислама), но и руководил газетой «Согратль», названной по имени дагестанского села, выходцы из которого занимают многие ключевые позиции в республиканских медиа и политических структурах. Депутат Шамиль Исаев, шофер которого подозревается в убийстве, тоже выходец из Согратля, Согратлинец и убитый владелец «Черновика» Гаджимурад Камалов.

Родственники Гаджимурада жаловались, что расследование его смерти саботируется самими работниками силовых структур. Сотрудник местного управления ФСБ Шамиль Курбанов (согратлинец по матери) в свое время требовал отпустить задерженного Шуайбова. А министр внутренних дел Дагестана публично заявлял: «Вы же знаете кто заказчик, разбирайтесь по-своему».

Дядя убитого владельца «Черновика», являющийся так же председателем республиканского Союза журналистов Али Камалов в ответ тоже публично заявил, что министр толкает его на «кровную месть».

Али Камалов и не скрывал, что подозревает депутата Исаева в причастности к убийствам целого ряда журналистов. В итоге даже нарвался на иск о защите чести и достоинства, и выплатил депутату возмещение морального вреда. А между тем, подозрения были не так уж беспочвенны. По крайней мере в первых показаниях Мурад Шуайбов, говорил, что задание разобраться с Маликом Ахмедиловым он получил от Магомеда Абигасанова, работавшего начальником охраны депутата Шамиля Исаева.

Причина конфликта депутата и журналиста закрутилась вокруг строительства в Согратле дома зам. главы МВД Дагестана Магомеда Магомедова по прозвищу Кучерявый (в жизни лысый как бильярдный шар), который возводился силами односельчан министра (выходцами из селение Унты), и зарплату которым выплачивали из личных средств, депутата Исаева. Строители, пьянствовали и пристовали к женщинам, и в итоге были изгнаны местными жителями, среди которых был и Малик Ахмедилов. Судя по всему, его сочли инициатором изгнания строителей и решили припугнуть для начала, однако припугивание зашло слишком далеко.

А вы говорите «лес»!