Подольский район. Опасность зашкаливает

Радиоактивная свалка в Подольском районе превратилась в прогулочную зону. Территорию, где более 20-ти лет назад произошла техногенная катастрофа, оставили без охраны. На предприятии, которое обслуживало могильник, заявили, что денег на это нет. И как только исчезли патрули, в зону отчуждения потянулись любопытные подростки и охотники за цветметом. А ведь уровень радиации в этом месте превышает норму в десять раз.

Сначала медосмотр, потом неожиданная премия и отдых в профилактории для всего коллектива. Какую цену они заплатили за внеочередной отпуск, работники Подольского завода цветных металлов узнали намного позже. Сегодня свидетелей той страшной аварии в живых осталось немного.

В 1987-м году мощный взрыв разорвал плавильную печь, покорежил половину заводского оборудования и превратил поселок Львовский в «подмосковный Чернобыль». Что именно попало в переплавку вместе с ломом алюминия, так и не выяснили.

Только через два года факт аварии признали официально. Провели аэро-гамма-съемку территории и начали срочную дезактивацию. Правда, радиоактивный могильник обустроили неподалеку.

«300 мкР/час это достаточно солидная цифра», — говорит специалист.

В последние годы никаких работ на этой территории не проводилось. Зараженную свалку только патрулировали, а в мае охрана вовсе исчезла. Цезий 137 начал активное распространение по округе.

«Бомжи начинают ходить, искать металл и тут же сдавать в приемные пункты металлолома», — объяснил Николай Ларин, первый заместитель главы городского поселения Львовский.

Желание поправить здоровье у некоторых настолько сильнее стремления это самое здоровье сохранить, что вместе с радиоактивным металлом они уносят предостерегающие таблички «осторожно радиация». Теперь на территорию беспрепятственно попадают и люди, и животные. Местные подростки часами изучают зону отчуждения.

«Это чрезвычайная ситуация. Мы обнаружили, что здесь радиация, нужно срочно принимать меры, чтобы она была изолирована от окружающей среды, и перестала загрязнять воду, воздух и все остальное», — пояснил Андрей Ожаровский, физик-ядерщик.

Занималось обслуживанием радиоактивной свалки «ФГУП Рос Рао» — дочернее предприятие «Росатома». Свое внезапное исчезновение организация объяснила в официальном письме.

«Пришел ответ в двух словах: закончились деньги на сохранность этого предприятия. Но они обещали, что вернутся к этому вопросу», — продолжает Николай Ларин.

После двухчасовой прогулки вокруг могильника начинает болеть голова, а во рту появляется металлический привкус. Живущие в соседней деревне уверены, что уже насквозь пропитались цезием и кобальтом — ведь радиоактивные изотопы проникают повсюду.

«При мониторинге этой территории в нашем арсенале оказался прибор, который зафиксировал радиацию непосредственно в местах наших коммуникаций», — сказал Дмитрий Андреянов, генеральный директор муниципального унитарного предприятия «Львовская теплоэнергетическая компания».

Аварию в Львовском называют одной из крупнейших радиационных катастроф Московского региона. Специалисты утверждают, что за 20 с лишним лет фактически открытая радиоактивная свалка нанесла окружающей среде необратимый урон.

Чтобы избежать больших последствий, требуется срочная дезактивация. Период полного распада цезия 137 больше — 300 лет.