«Як-42 взлетал так, будто бы им управлял хоккеист»

МАК продолжает воссоздание последнего взлёта самолёта Як-42Д, на борту которого находились хоккеисты ярославского «Локомотива». Эксперты Firstnews предлагают и опровергают новые версии падения этого самолёта, в частности, что место пилота мог занимать кто-либо из хоккеистов.

Техническая комиссия Межгосударственного авиационного комитета (МАК) воссоздаёт последний взлёт самолёта Як-42Д RA-42434, который упал 7 сентября в 2,5 километрах северо-западнее аэропорта Туношна под Ярославлем. На борту находились 45 человек, в том числе и хоккеисты ярославского «Локомотива». Выжил только один человек — бортинженер Александр Сизов.

Повторение катастрофы

10 сентября в подмосковном Жуковском специалисты МАК выполнили первый полёт. «Его целью было воспроизведение фактических действий экипажа в аварийном полёте, но без воздействия на самолёт дополнительной тормозящей силы, — сообщает пресс-служба комитета. — После посадки самолёта, специалисты приступили к первоначальной обработке зафиксированных данных средств объективного контроля для сравнения испытательного и аварийного полетов».

Как рассказал Firstnews замглавы МАК Олег Ермолов, управлять Як-42Д поручили пилотам экспериментальной авиации. Один пилот-испытатель представляет Лётно-испытательный институт им. М. М. Громова (ЛИИ), второй — Опытно-конструкторское бюро им. А. С. Яковлева (ОКБ). Как пишет газета»Коммерсантъ», благополучно набрав высоту, они ещё раз доказали, что ничего, кроме торможения, помешать взлету Як-42 в Туношне не могло.

На втором этапе самолёт придётся разгонять буквально на тормозах. Как говорят участники эксперимента, одному из лётчиков поручено увеличивать режим работы двигателей, разгоняя машину на полосе и одновременно поднимать руль высоты, чтобы задрать вверх её нос. В это же время его напарник из ЛИИ будет сдерживать разгон самолёта и вынуждать его клевать носом вниз с помощью тормозной педали.

Сложность предстоящей задачи заключается в том, что два лётчика должны с точностью до долей секунды определить момент прекращения эксперимента и начать совместное экстренное торможение. Если они начнут тормозить до отрыва передней стойки шасси от полосы, эксперимент просто не зачтётся.

Как пишет издание, «в случае малейшего промедления, если машина окажется в воздухе, никакие манипуляции с органами управления уже не помогут предотвратить катастрофу».

Герой Российской Федерации, заслуженный лётчик-испытатель СССР, майор Анатолий Квочур считает, что это действительно сложный эксперимент, но далеко не все так трагично

Пилот гражданской авиации, специалист по безопасности полётов, принимавший участие в расследовании многих катастроф, кандидат технических наук Владимир Герасимов, наоборот, полагает, что этот эксперимент «абсолютно не сложный»

В ОКБ Firstnews отметили, что они не имеют права комментировать натурный эксперимент, «по приказу всеми этими вопросами занимается департамент пиара корпорации «Иркут». В этой корпорации Firstnews сказали, что смогут ответить на вопросы позднее

Начальник лётно-испытательного центра Института имени Громова Виктор Коростиев сказал Firstnews, что техническая комиссия МАК сегодня, 11 октября, уже провела некие испытания. «Возможно, будут ещё», — сказал он, не уточняя подробности.

Кто тормозил? Вот в чём вопрос

У газеты «Коммерсантъ» есть версия, что нормальному взлёту препятствовало торможение, предпринятое одним из лётчиков уже после старта. Пилот даже не тормозил, а, скорее всего, неосознанно притормаживал, положив ногу на соответствующую педаль, возможно, приняв её за расположенную рядом жесткую опору для ступни.

После взлёта тормозное усилие на колесах шасси заставляло машину клевать носом, не позволяя экипажу задрать его вверх для взлёта. Чтобы уйти в воздух в этой ситуации, управляющий пилот, предположительно, командир, с избытком переложил руль высоты на кабрирование, энергично потянув штурвал на себя, и оторвался от земли уже после того, как машина выскочила на 500 метров за пределы взлётной полосы.

Однако сразу после отрыва колёс, когда пикирующее тормозное усилие пропало, перетянутый штурвал мгновенно дал о себе знать — самолёт устремился вверх, вышел на закритические углы атаки и свалился в штопор. Издание делает вывод, что Як-42Д не недобрал, как утверждалось ранее, а перебрал высоту при взлёте. Мачту же радиомаяка он таранил, уже будучи в штопоре.

Анатолий Квочур считает, что необходимо нормально разобраться во всей последовательности событий, без недосказанности

По его мнению, действия пилотов невозможны с учётом их опыта и профессионализма. «Кстати, о стабилизаторе никто ни слова не сказал. В этой катастрофе много темноты», — отметил он.

По словам пилота гражданской авиации, специалиста по безопасности полётов, принимавшего участие в расследовании многих катастроф, Владимира Герасимова, у нас нет утверждённой методики, как держать ноги на педалях на различных этапах полёта

По его словам, лётный состав разделился, половина так делает, а другая иначе. В результате при посадке может быть непреднамеренное подтормаживание и снос покрышек.

Владимир Герасимов не считает, что кто-то из хоккеистов мог занять место пилота

Лётчик считает, что «истины МАК не ищет, он ищет только аргументы в пользу человеческого фактора, то есть вины экипажа».

Другие версии катастрофы

Ранее в прессе высказывалась масса всяких версий. В частности, самолёт якобы начал разгон по взлётно-посадочной полосе с невыключенным стояночным тормозом. Эта версия была опровергнута.

У самолёта могло разрушиться шасси, поэтому при взлёте за самолётом по полосе якобы тянулся след. Также сообщалось, после отрыва от взлётно-посадочной полосы Як-42 не смог набрать нужную высоту истолкнулся с антенной авиамаяка. Кроме того, на самолёте взорвались топливные баки.

Как пишет «Российская газета», по словам замминистра транспорта Валерия Окулова, который одним из первых прибыл на место катастрофы, следов торможения на полосе не было.

Исполнительный директор фонда развития инфраструктуры воздушного транспорта «Партнёр гражданской авиации» Валерий Ентальцев предположил, что экипаж торопили. Тем более, 7 сентября проходил Ярославский международный политический форум, на котором присутствовал президент РФ Дмитрий Медведев