Происходящее в Ингушетии — предвыборный теракт

Дмитрий Козак заявил, что дестабилизация обстановки в Ингушетии имеет прямое отношение к грядущим выборам в Госдуму, благо все теракты «бьют по конкретным политическим точкам». Подобные высказывания Козак делал уже не раз. Однако эксперты газеты ВЗГЛЯД не видят конкретных политических сил, которым теракты в Ингушетии могли бы принести прямую выгоду. Хотя и отмечают, что основания так утверждать у Козака, скорее всего, есть.

Новый министр регионального развития РФ Дмитрий Козак не может утверждать, что пост полпреда президента в Южном федеральном округе он оставляет «с чувством выполненного долга». «Об этом можно было бы говорить тогда, когда тот регион расцвел бы, там прекратились бы конфликты. К сожалению, ситуация в Ингушетии в последнее время обострилась», – заявил Козак в интервью «Вести-24».

«Хорошо то, что в Ингушетии нет своих Басаевых и так далее – четких лидеров. Плохо то, что непонятно, с кем бороться»

Министр, однако, удовлетворен тем фактом, что обострение обстановки коснулось только Ингушетии и ограничивается исключительно территорией республики. В то время как «в общественно-политической ситуации во всех других регионах практически ничего не изменилось».

Участившиеся в Ингушетии теракты Козак связывает с предвыборной политической борьбой, так как «все, что там делается сегодня, бьет по конкретным политическим точкам». «Это обострение связано с активизацией бандитского подполья и наверняка, судя по почерку, завязано на предвыборную политическую борьбу», – предположил Козак, подчеркнув, однако, что это «его личная точка зрения».

Характерно, что подобные заявления Козак делал еще в июле. Высказываясь, по его собственным словам, на горячую тему по поводу похищения в Северной Осетии и Ингушетии людей, полпред в ЮФО предположил, что «исчезновения граждан связаны с предстоящей политической кампанией по выборам в Госдуму». При этом Козак добавил, что «к этому готовы» и «в деле есть подвижки».

Напомним, что обстановка в Ингушетии обострилась в конце лета. В августе – сентябре в республике совершен целый ряд убийств сотрудников правоохранительных органов и местных жителей. Боевики действуют небольшими мобильными группами, нападая на сотрудников силовых структур и местных жителей, в основном из числа русского населения республики.

«Дмитрий Козак довольно долго работал полпредом в ЮФО, так что у него, возможно, есть основания так предполагать», – заявил замдиректора Института региональных проблем Георгий Чижов газете ВЗГЛЯД. Однако эксперт не понимает, какая политическая сила может заработать на дестабилизации обстановки предвыборные очки.

«Во-первых, я не вижу политической силы, для которой это было бы выгодно, которой повышение активности боевиков принесло бы пользу. Во-вторых, я не знаю ни одной силы, у которой были бы возможности для этого», – подчеркнул эксперт.

Стоит заметить, что источник агентства «Интерфакс» в силовых структурах в начале сентября высказал предположение, что «западный фронт сопротивления» в Ингушетии открыл преемник Аслана Масхадова Доку Умаров. Под его руководством из Чечни и других районов Северного Кавказа на ингушскую территорию проникли от 80 до 100 боевиков.

«Дестабилизация обстановки в Ингушетии не исходит из какого-либо единого центра, акции имеют разрозненный характер, – уверен заведующий отделом проблем межнациональных отношений Института политического и военного анализа Сергей Маркедонов. – Это стихийные протесты населения, недовольство региональной властью республики. А поскольку региональную власть поддерживает Москва – и недовольство Москвой тоже».

«Нужно понимать особенности кавказского менталитета. В средней полосе России люди свои претензии к власть имущим на кухне обсудили, агрессию выплеснули, выпили – и на этом успокоились. А на Кавказе могут и автомат в руки взять», – пояснил Маркедонов газете ВЗГЛЯД.

Кстати, президент Ингушетии Мурат Зязиков настаивает, что в республике все в полном порядке, а обстановку нагнетает пресса.При этом он ввел на подведомственной ему территории категорический запрет на массовые акции протеста. «Я митинги здесь не позволю. Потому что я знаю, как это начиналось в Грозном – с митинга в 5–6 человек, а потом все в крови», – заявил Зязиков.

«В Ингушетии нет сепаратистов, как в Чечне, практически нет исламистов, как в Дагестане. Однако вполне предсказуемо, что при коррумпированной светской власти, которая не может установить в республике порядок, выбор между идеологией светского национализма и исламизма может быть сделан в пользу последнего», – настаивает Маркедонов.

Не так давно свою готовность навести в Ингушетии порядок изъявил президент Чечни Рамзан Кадыров. «Мы наведем порядок в Ингушетии как дважды два – четыре, если будет команда от верховного главнокомандующего», – заявил он.

При этом «взорваться» Северный Кавказ, по мнению Кадырова, уже не может, ибо «запала нет». Кстати, по данным правозащитного центра «Мемориал», количество похищений людей в Чеченской Республике за последний год уменьшилось почти в 9 раз.

«Хорошо то, что в Ингушетии нет своих Басаевых и так далее – четких лидеров. Плохо то, что непонятно, с кем бороться. Мотивация у каждого бандита может быть различна», – говорит Маркедонов.

Интересно, что никто из экспертов не связал дестабилизацию ситуации в Ингушетии с неприятностями, возникшими у бывшего президента компании «Русснефть» Михаила Гуцериева с властями Российской Федерации.

Между тем семейство Гуцериевых в Ингушетии играет весьма значимую роль. И что характерно, обладает как ресурсами, так и мотивами для дестабилизации обстановки.

Игорь Бурундуков